Пять причин сходить на Суперкубок России

Испанского Рубина пока нет. Как Хави Грасия начал в Казани

Дайджест прошедшей недели. Затишье перед бурей

'Выиграете - набью тату!' Самый крутой тренер русского подземелья

Русская дорога

Мы едем на дачу к Александру Побегалову и вспоминаем игру, которая прошла вопреки. Изначально матч со «Спартаком-2» было просто не на что организовывать, но спасли выборы в Госдуму. Один из кандидатов передал деньги, и на стадионе появились скромные баннеры: «Шинник» и «Воробьёв - вместе победим».

То ли душевный, то ли маркетинговый порыв мецената тоже мог сбиться. Мэрия и полиция Ярославля решили, что за безопасность не отвечают, и попросили клуб закрыть матч для зрителей.

Гендиректор «Шинника» спорить не стал, но кто-то нечаянно (по мнению мэрии) запустил продажу билетов - и запаса абсурда не хватило, чтобы этот процесс остановить.

Три тысячи человек всё-таки пришли на стадион, положили газеты на чёрные от пыли кресла, но всё равно могли никого не увидеть на поле. У футболистов был перебор причин, чтобы саботировать матч. Главная: они полгода не получали хилые даже по меркам «пердива» зарплаты.

Но прежде чем команде пришли хоть какие-то выплаты, игроки «Шинника» забили 4 гола «Спартаку-2» - команде, суммарный доход центральных защитников которой больше всего бюджета ярославского футбола. Гранат и Паршивлюк зарабатывают 3 млн евро в год, а весь ярославский футбол живёт на 2,5.

Обсуждение местных парадоксов не заканчивается футболом… Ровная дорога со свежим, ещё черным асфальтом идёт через бор, параллельно популярному загородному пляжу. Купание в маслянистой Волге ярославцев не пугает, поэтому каждое лето они забивают машинами не только платную парковку у озера, но и пару километров на обочинах на пути к нему. Когда видишь сотни дорогих иномарок - удивляешься: неужели здесь нет ни одного спонсора, готового работать с футбольным клубом? Неужели правда, что хорошая зарплата в области - 20 тыс. рублей в месяц? И неужели ужасные истории о хищных ярославских дорогах кем-то выдуманы?

Мы говорим об этом, пока не чувствуем удар и душераздирающий скрип - яма «съедает» колесо, машина падает на дно так, что глушитель поднимут лишь в автосервисе. Ровный, чёрный асфальт заканчивается ровно на границе пляжа. Дальше начинается Россия. На одном из её участков живёт и тренирует Александр Побегалов, тренер, который уже больше 20 лет видит и изучает настоящий отечественный футбол - без Халков, Это́О и нефтедолларов.

«Шина»

- Поезжайте по грунтовке и увидите белый дом. Ворота будут открыты, - ведёт Побегалов. Мы заезжаем на участок и шутим, что в единственный выходной тренер занимается тем же, чем и на основной работе - рубит, пилит и готовит материалы из дерева. Встретив нас, Михалыч (так его называют в Ярославле) оставляет пока ещё не готовый дачный стол, споро отряхивается от мелких опилок и извиняется.

- Как-то я непрезентабельно выгляжу. Для фото плохо. Переодеться?

Отговариваем. Наряд Побегалова - и есть «Шинник». Майка, на взгляд, из экипировки позапрошлого сезона, футбольные трусы из клубной коллекции начала двухтысячных, а панама - да кто её вспомнит…

В разных формах, дивизионах и тысячелетиях клуб и тренер живут в неизменном режиме ожидания выплаты долгов, реконструкции стадиона, отклика от спонсоров.
- Этот год - самый тяжёлый, - почему-то с улыбкой признаёт Побегалов, и мы вместе перечисляем, что зарплату в «Шиннике» не видели с марта, что в апреле мэрия забрала стадион, а в конце июля клуб не нашёл средств, чтобы выкупить забронированные билеты в Хабаровск.

Пропуск матча со «СКА-Энергией» мог стать предпоследним ударом. И дело не в снятии шести очков и миллионном штрафе, а в угрозе дисквалификации команды при повторении ситуации. Когда стало понятно, что силы администрации ограничились помощью в лицензировании, то сбор средств объявила группа болельщиков, которая не только путешествует с клубом, но и посещает тренировки. Нужная сумма (несколько сот тысяч рублей) была передана за день до дедлайна. Узнав об этом, Побегалов прямо во время занятия подозвал команду к трибуне с фанатами, построил игроков и кланялся вместе с ними.

- Это взаимный душевный порыв. Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! - говорит Побегалов. А мы приходим к мысли, что настрой на матч со «Спартаком-2» - это тоже благодарность. - У нас может не быть зарплаты, питания, современной системы восстановления, но парни понимают, что должны на поле отдать себя. Я позволю себе немножко не согласиться с нашим многоуважаемым президентом, но выживать нашему коллективу помогает не патриотизм, а профессионализм. Вот если придёт ко мне игрок и скажет: «Денег нет, тяжело», - буду ли я вправе ответить: «Ты будь патриотом Ярославля, не думай о зарплате, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Надо быть откровенными с парнями, не манерничать и чётко рассказывать о тех сроках, которые связаны с выходом из кризиса.

Побегалов давно стал для Ярославля кем-то большим, чем футбольный тренер. Он просит не называть себя спасителем «Шинника», но мы можем рассказать, что в последнее время именно тренер ходит по кабинетам и находит те точки, которые могут перезапустить ситуацию. За день до матча со «Спартаком» Михалыч был на приёме у вице-губернатора, где получил очередные гарантии выплаты денег футболистам. Через неделю команда получила месячный оклад: ветераны - за март, новички - за июль. Следующий матч выживший «Шинник» тоже выиграл.

- Конечно, деньги важны. Вы думаете, что в ФНЛ большие зарплаты? - спрашивает Побегалов. Когда один из нас говорит: «Наверное, 10 тысяч долларов в месяц», - Побегалов делает такое лицо, будто услышал самую идиотскую фразу в своей жизни. «10 тысяч рублей - не хочешь?»!

По нашим данным, средняя зарплата в «Шиннике» колеблется в районе 50−100 тысяч рублей. Максимальная - 200, минимальная - действительно 10…

- А у ребят ипотеки, кредиты, по которым они полгода не могут произвести платежи. Теперь представьте себя на их месте. А ещё лучше - подумайте, каково персоналу.

Смоделировать ситуацию не так сложно, учитывая, что в начале августа сайты Ярославля вышли с заголовками, содержащими слово «бунт». В материалах рассказывалось, что сотрудники базы не выходят на работу и отказались кормить футболистов.

- Вот придумают журналисты, из контекста достанут… - злится Побегалов. - Не было никакого бунта. Только нормальный, человеческий разговор. Люди просто устроили небольшую показательную акцию, предупредили: в такой-то день не выходим, извините, кормить не будем. Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Футболисты-то ладно, их зарплаты похожи на достойные, но, если ты месяцами не видишь свои 10 тысяч рублей, стоит заботиться уже о вопросах выживания.

- Игроки всё поняли и тоже очень хорошо поступили, - продолжает Побегалов. - Дело в том, что на базе мы приютили шестерых 13−14-летних мальчишек, которым негде жить после закрытия интерната. Так ребята из первой команды поехали в магазин, купили еды, привезли детям.

Михалыч тоже занимается благотворительностью, хоть и скрывает.

- Для меня герой - Ваня Ткаченко (игрок хоккейного ярославского «Локомотива», погибший в авиакатастрофе. - Прим. ред.). Он просто молча помогал детям, переводил серьёзные суммы, не пиарился.

Тогда мы приводим Побегалову всплывший на одном из форумов документ о том, что тренер снимал все сбережения, чтобы спасти клуб в самый тяжёлый момент. Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! - переспрашивает он. - Зов сердца. Тем более у меня дети, внуки, дом, а у игроков-то многих ничего за душой нет.

Лишаются всего не только игроки, но и «Шинник». Приставы уже забрали клубный автобус, на очереди - стадион. Мэрия, внезапно забравшая арену под свой контроль, так же неожиданно получает деньги (80 млн рублей на этот стадион) на реконструкцию: уже выбранный подрядчик будет менять поле и ремонтировать подтрибунные помещения в надежде, что какая-то команда выберет Ярославль тренировочным центром перед чемпионатом мира. Работы будут вестись со следующей весны до лета 2018 года. Где в это время играть «Шиннику», мэрию не интересует.

- Даже думать об этом не хочу, - отмахивается Побегалов. - Что, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Нет, мы будем решать проблемы по мере поступления. Тем более я не очень понимаю, зачем какой-то сборной тренироваться именно здесь….

Дрова и Шатов

На участке Побегалова культурный порядок - грядки и клумбы выделены и оформлены.

- Это жена всё! - смеётся он. - Если бы я ещё цветочками занимался…

Побегалов ведёт нас мимо белого дома, сада, до бани с маленьким бассейном и бытовки, набитой поленьями. Это уже мужская тема.

- Брали два длинных участка по 20 соток с чужим домом. Вот я разобрал и распилил. Дров на три жизни хватит.

Вечером на барбекю к Михалычу должны приехать дети и внуки. Он берёт топор, полено и начинает подготовку к ужину.

- Это как футболистов колоть, - смеётся он. - Выглядят вроде одинаково, а нутро разное.

Рассуждения Побегалова об игроках нужно и важно слушать. Он чуть ли не единственный тренер ФНЛ, который ежегодно ищет и находит игроков во второй лиге.

- Вынужден делать это. Во-первых, финансовое положение такое, что приходится искать ребят, которые готовы идти на наши условия. Во-вторых, мне нравится работать с молодыми. Другое дело, что талантов мало.

Лучший и самый податливый юниор пришёл из мини-футбола.

- Я работал в «Урале», когда президент клуба Григорий Викторович Иванов буквально за руку привёл худенького, светленького мальчишку. «Михалыч, - попросил он. - Посмотри на парня. Как думаешь, получится у него в большом футболе?»

После первой тренировки я сказал: «Надо на него не просто смотреть, а в первую команду брать. Это талантище. Уже в 16 мы без подготовки взяли Олега Шатова на контракт, а в 17 выпустили на поле в первой лиге. В этом случае не важно, в мини он играл или в большой - дар футболиста сразу виден. Это и техника, и импровизация, и инстинкты, и стабильность. Обычно молодые один матч играют ярко, второй - средне, а потом ещё три - плохо, но Шатова это не касалось, он высокую планку всегда держал. Важно было его не сломать, аккуратно подвести. Думаю, что всё-таки получилось».

Побегалов умело и ровно рубит три полена, но четвёртое не поддаётся.

- Зайдём с другой стороны, - переворачивает он топор. - Не получается низкий прессинг - сделаем высокий. Хотя в данном случае надо уже колуном работать… Вы знаете, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Популистские разговоры о том, что должны играть местные. Раз ляпнул - и все довольны, за умного сошёл.

Мы рассказываем Побегалову о диалоге на трибуне, когда пожилой болельщик представился депутатом ярославской Думы и негодовал, почему на поле не так много «наших ребят».

- Вот я говорю - популизм, - продолжает Побегалов. - В реальности ведь как: если ярославский мальчик ярко сыграет на турнире, то его тут же забирают в Москву или Питер. Держать его нет морального права, потому что условия для роста в больших академиях лучше. Так ребята становятся спартаковцами, «армейцами». Но разве в «Спартаке-2» много тех, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Нет, они были собраны по регионам. Есть ещё одна популистская тема, которая сильно смущает, - это разговоры о том, что деньги, уходящие на футбол, нужно передать в больницы.

- А разве здесь нет логики? - вступаем мы.

- Больницы должны быть, конечно, - кипит Побегалов. - Но вы понимаете, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Потому что состояние нации всё хуже, хуже и хуже. Оздоровлять нужно не через лекарства, а благодаря массовому спорту, культуре, нормальному питанию.
- Но мы помним своё детство, - пытаемся спорить. - Когда тренер говорит: «А сегодня 10 кругов с ускорениями» - не понимая, как всё отразится на здоровье 10−12-летних.

- Так это и не спорт, а как раз самодеятельность из-за бедности. Вы знаете, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! 15−20 тысяч рублей в месяц. А понимаете, сколько стоит закончить образование и повысить квалификацию? Да почти их годовая зарплата. Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! У нас любят сравнить российский футбол с немецким, говорить, мол, там тренеры лучше, умнее. Хорошо, я вас ещё об одном спрошу: на каком уровне наша экономика в сравнении с западными?

- Не на слишком высоком.
- Вы ведь очень осторожно говорите, - хитро смеётся Побегалов. - А я добавлю: какая экономическая ситуация в стране - такой и футбол. Вот я прихожу на матч любительской лиги Германии и вижу несколько тысяч человек, которые покупают билеты за пять евро, пьют пиво, едят сосиски, смотрят матч и приносят своему полулюбительскому клубу под 50 000 долларов за матч. Хватит ли денег нашему человеку, чтобы покупать сосиски? Чтобы пить пиво? Качественная ли будет продукция? Удобный ли стадион? Всё упирается в финансы. На контрасте с Германией зато я узнаю, что в зоне «Восток» ПФЛ остаётся шесть команд. Это катастрофа, и я категорически не согласен с Валерием Георгиевичем Газзаевым, который говорит, что второй дивизион надо реформировать, перевести его на любительский, полулюбительский уровень. В этом случае уже завтра половина команд исчезнет. И о футболе забудут. Мы - не Германия. Сосиски, пиво, спонсоры просто так не появятся - у людей и других забот полно.

Мужики, тайны, Бердыев

- Ладно, пойдёмте кое-что покажу, - таинственно говорит Побегалов и ведёт к углу участка, будто специально скрытому за берёзами. На пятачке в 10 квадратных метров расставлены камни (четыре одинаковых и один побольше), а к забору прислоняется ствол дерева с ветками-ногами и сучком, свисающим посередине.

- Это рогатка? - наивно спрашивает один из нас.
- Это - мужская зона! Женщинам сюда вход запрещён… - отвергает странную ассоциацию Побегалов, наводя на самую простую. - Так, понятнее объясняю. Олицетворение мужской зоны - сучок. Равные камни - это стулья, а большой - будет столом, разрисованным как футбольный мяч. Раньше всё в другом углу участка находилось. Там ещё табличка висела: «Зона для тех, кто с Урала». Мы садились там с Борисом Стукаловым, Григорием Ивановым - и они удивлялись, что даже в Ярославле есть специальное место для нас. На мужской территории обсуждают самые тайные футбольные темы. Кое-что личное спрашиваем у Побегалова и мы.

- Раз уж об «Урале» речь зашла… Вы ведь долго там работали. Клуб постоянно был фаворитом первой лиги, но каждый раз останавливался в шаге от повышения. Вы слышали, наверное, какие в ПФЛ сейчас задачи ставятся - занять второе место, чтобы не выходить в ФНЛ и не тратить деньги на перелёты, заявку. При вас в «Урале» тоже была цель оставаться в первой лиге и не подниматься выше?
- Да-да, об этом мне всегда было смешно читать. Мол, «Кубань» и «Химки» выходят, а «Урал» специально тормозит. Ребята, отвечаю, не было такого. Мы просто были не готовы к выходу, вот и не хватало на финише. Я помню, что тогда было в клубе. Стадион за чертой города, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Зато клуб органично развивался, создал базу, играет на чисто футбольном стадионе, подбирает футболистов хороших, даёт им будущее (Шатов, Смолов, Подберёзкин - ряд можно продолжать) и достойно играет в РФПЛ. «Урал» надёжен, в этом клубе есть логика работы. Он даже чем-то похож на «Краснодар», где для России вообще выстроена идеальная система. Я вам лучше о другом расскажу.

- Давайте.
- В 2010 году мне позвонил Владимир Хашиг. Сказал, что соединяет с владельцем клуба. С Галицким долго разговаривали: шесть лет назад он рассказал мне план развития клуба. Про выход в РФПЛ, функционирование академии, строительстве стадиона, манере игры. Галицкий сказал, что ему нравится, как я работаю с игроками, и пригласил в команду. По сути, всё, что он обещал, произошло примерно в нужные сроки. Но я отказался, потому что чуть раньше дал слово «Волге». Получилось, совершил большую ошибку.

- «Шинник» уже долго мучается. И понятно, что в этот момент футболист может сделать одну ставку, например, на количество голов и заработать то, что ему не платят.
- Я никогда этого не видел в своей команде, никогда не чувствовал. Точнее, всегда подбирал игроков, изучая всю информацию о них. У меня лишь раз было ощущение, что команда играет немного не так, но в той ситуации, как показалось, игроки хотели снять именно меня. Но я не буду говорить, в каком клубе

- Похожая ситуация и с Аленичевым в «Спартаке».
- А мне было бы интересно, как у Курбана получится в Москве. Не думаю, что даже у него всё было бы сразу хорошо, но этот тренер должен был получить огромный карт-бланш в комплектовании команды и в отсутствии давления за стиль.

- Вы с Бердыевым учились у одного тренера - Волчека.
- Да, царствие ему небесное. Человек такую благодатную почву сделал: Сёмина воспитал, Бердыева. Сейчас такого патриарха нет. Курбан закрытый, тащить на себе никого не будет. Но на семинарах о зонной обороне он потрясающе рассказывал.

- Действительно интересно?
- Что тут говорить? Надо просто посмотреть матч «Барселона» - «Рубин» и сделать выводы. Можете смеяться, но я считаю, что по времени в этих идеях Курбан опередил Симеоне с «Атлетико». Можно рассуждать, нравится или не нравится кому-то такой футбол, но на определённом этапе он даёт результат.

Тренажёрка, проблемы развития

- Сам его собирал, занимаюсь, - говорит Михалыч и занимает один из снарядов. - Здесь вот пресс закачиваю: 6 подходов раз по 15. Если перестать себя нагружать - то всё, тело откажется работать. Не мальчик уже.

Мы сходимся на мнении, что в тренерском деле формула смежная. Побегалов объясняет нам, почему важно смотреть больше футбола, а мы приводим в пример Олега Кононова - тренер «Краснодара» знал и видел албанский «Партизани» ещё до жеребьёвки квалификации Лиги Европы.

- Да я рад хоть целый день учиться, - говорит Побегалов. Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! У того же Курбана 20 человек в штабе - помощники, аналитики. Тренеру ведь всегда нужен кто-то вроде репетитора. Раз - подсмотрел в каком-то чемпионате интересный стандарт. Два - тактическое построение. Три - комбинацию. Всё доводится до тренера. Но, опять же, я себе нанять подобный штаб позволить не могу. У нас даже программа футбольной статистики просрочена - нет денег продлить. О чём уж тут говорить?!

Выплываю как могу. Вы удивитесь, но у «Шинника» тоже есть стиль. Так, чтобы эти стилевые особенности работали, нужны футболисты определённого плана с определёнными качествами. И если, например, у тебя нет игрока, который в два касания мяч от защитника принимает и запускает в нужную нам зону под нужную ногу - ничего работать не будет. Это всё равно что у тебя есть хорошее пианино, а одна клавиша отвалилась. Дальше - нет у тебя того человека, который тонко чувствует офсайдную линию и ныряет за спину защитника - вот и другой клавиши нет. Ну и что в итоге мы сыграем? Полонез Огинского? Хрена с два - «Мурку»! У нас обоюдная проблема: игрокам не хватает тренеров, а тренерам - игроков. Так и живём….

Запорожец, металл, КВН
На участке Побегалова есть особенное украшение - древний «Запорожец», который должен был уйти в утиль, но вовремя попался на глаза Михалыча.

- А что, клумбу из него сделаю! Прикольно же! Я люблю, когда необычно.

Самый огненный из открытых публике поступков тренера «Шинника» мы узнали год назад, когда 60-летний Побегалов набил татуировку с клубной эмблемой у себя на плече.

- А мне вообще стесняться нечего! - задирает он рукав, но при этом просит тату не фотографировать. - Просто хотел увековечить «Шинник» в себе и на своём теле - мы же с клубом ровесники. А тут как раз повод появился. В последнем туре должны были обязательно выиграть у «Балтики», чтобы не вылететь. Вот вы спрашивали про мотивацию. Уже за три года все способы испробовали, а тут зашли с Сергеем Викторовичем Коровкиным и сказали: «Выигрываете - он наголо стрижётся, а я тату делаю». Парни победили, а я пошёл в салон. Считаете, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Не думаю. У меня всё в порядке и с головой, и с женой, и с пониманием, зачем и почему делаю тату. Да, мне 60, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Я пацан, металлист!

У входе в дом Побегалова стоит кассетный магнитофон. Просим назвать репертуар.

- Это аксессуар для радио! - снисходителен он. - Сам я пластинки покупаю и слушаю. Раньше сложнее было, а сейчас прямо в центре Ярославля есть магазин «Муза», который раз в неделю посещаю. Выбор-то огромный. Не только «Ария», «Коррозия Металла», но и новые наши коллективы, Mechanicum Poet, например. Но если честно, для меня металл - он не на русском языке. Музыка сильная за рубежом. Например, Royal Hunt - это удовольствие.

Побегалов признаётся, что со своими предпочтениями в раздевалку не идёт. Музыку выбирают футболисты.

- Хотя я их это бум-бум, кукуруку с трудом слушаю. В прошлом году прямо за мной сидел Малоян, у него там что-то бубнило. «Дай, - говорю. - Оценю». А там - «Каспийский груз». Ну что вам сказать… - тихо смеётся Побегалов. - Одобрительно в этот раз я почти не кивал. Но нравится - пусть слушает. В 2005 году в «Урале» мы придумали сделать общий плей-лист. Оператор опрашивал ребят, какое у них пристрастие, а потом включали в автобусе сборник. Как раз на часик получалось. Но в 2005 году в почёте был, конечно, не русский рэп, а шансон. Видимо, понимали ребята пристрастия президента клуба.

Главное правило Побегалова что в музыке, что на поле - не быть унылым.

- Всегда говорю игрокам, что нужно «жечь». Футбольная жизнь коротка. Ты показываешь себя в высококлассных игровых моментах, скрытых передачах, выигранных единоборствах, эффектных вещах. Ты должен быть актёром, как в театре, но мы разучились в футболистах это воспитывать самовыражение. Поверьте, чем больше будет ярких футболистов, тем завтра больше будет на трибуне болельщиков.

И тут мы вновь возвращаемся к «Спартаку-2» и вспоминаем, что и ветеран Низамутдинов, и совсем юный Лаук отмечали голы сальто.

- Да мы это на тренировке и репетировали. Я придумал упражнение, поделил парней на две команды. «Кто лучше празднует голы - получает дополнительный балл». Красные манишки ушли к одному флажку, зелёные - к другому. И начали - так вот Лаук сразу сделал сальто. Я ему говорю: «В следующий раз - уже на поле». Ну что - исполнил гениально, я считаю. А уж когда чуть позже Низамутдинов подключился… Мне просто было очень приятно это видеть.

Находить поводы для радости в депрессивной ситуации - проверенное умение Побегалова.

- Как-то вечером включаю КВН, и там парень из команды Читы рассказывает такую вещь: «Первым делом после приезда в Москву - пошли на арену 'Лужники'. И как только строитель отвернулись, мы украли у них бутылку водки. А теперь вопрос к вам, - они обратились в зал. - А что вы сделали для ЧМ-2018?»

Эту зарисовку тут же вставляю в установку. Зачитываю ребятам, они смеются, а я продолжаю серьёзно: «Мне кажется, что команда КВН задала вопрос конкретно мне. Что я как тренер мог бы сделать к 2018 году? Вот ты, ты (… и называю своих игроков с определёнными качествами) можешь там играть, если в каждом матче будешь отдаваться на полную? Да, это элементы сегодняшней игры, но прогресс и сборная - реальны».

Верил ли я в то, что говорил? Да! Нет смысла работать, не устанавливая высокие задачи. Я в своё время Димке Васильеву то же самое говорил, когда приглашал из питерского «Локомотива». Уговаривал: «Хочешь - верь или не верь, но мне кажется, ты будешь игроком сборной». А он скромный: «Да что вы, Александр Михайлович, мне бы в 'Шиннике' закрепиться». Но прошло время, и Диму вызывали в сборную. Дать дорогу молодым - это сейчас моя цель и мотивация. Наверное, так. Я в это верю. Ребята хорошие сейчас, наглые. Ещё бы школы им, условий. Хотя, конечно, лично для себя понимаю, что нужно возвращаться в Премьер-Лигу. Силы и идеи есть.

Россия, патриотизм
Мы задержимся у Побегалова до приезда его детей. Один сын когда-то играл в ярославском «Нефтяннике», другой ездит с семинарами в США, представляя какой-то мудрёный вид фитнеса. Внук Александр Михайловича пробегает мимо дома в какой-то расчудесной майке «Шальке» с фамилией Sand на спине. Всё готово к семейному вечеру, но Побегалов просит семью дать ему ещё немного времени, потому что нужно съесть с журналистами привезённый ими арбуз. Ягода оказывается пресноватой, с жёлтыми прожилками внутри. Говорят, что именно так определяется продукт, накачанный ГМО.

- Я вот сколько помню, никогда благополучно не было в «Шиннике», - скажет Побегалов ещё раз. - Но это наш футбол. Без финансирования из бюджета он не выживет. Нужно медленно переходить к частной системе, но пока мы не готовы.

- Так сколько это «медленно» может продолжаться? Может, пора взять и разрубить всё, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Мэрия, как мы понимаем, против трат на футбол.

- …А вы видели, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! А знаете, Почему должно быть стыдно сказать людям «спасибо» хотя бы так?! Мужикам по 70−80 лет, и они не пропустили ни одной домашней игры. «Шинник» - это их жизнь. Что, отберём её искусственно?

Я ещё раз повторю: не сравнивайте наш футбол с мировым. Никаких Германий, Голландий. Надо развиваться стране, поднимать экономику, выходить на передовые позиции, чтобы у нас такие же были корпорации, как Sony, а не только «Газпром». Toyota, «Мерседес», Apple, а не только «Роснефть». Тогда всё будет хорошо. Рабочие места, технологии, образование - потому что Apple надо будет растить себе квалифицированные кадры. И спорт поднимется, потому что корпорациям нужно будет в условиях конкуренции продавать свой продукт. Но пока у нас система не работает. Мы меняем круги местами, что погубило ФНЛ, выдумываем с лимитом - в общем, ищем мозг в одном месте, а там его нет. Суррогат во всём.

Мы смотрим на арбуз, Побегалов продолжает после паузы.

- Мы ведь ушли от одной системы и не пришли к другой. Разорвались между Европой и СССР. Остановились в полупозиции. Качества образования, медицины, питания - всё на очень низком уровне. Нужно это признать. И наш футбол, если не учитывать насыщенную деньгами оболочку Премьер-Лиги, не может конкурировать с европейским и копировать его систему. Вы ведь ко мне ехали по дороге - всё понимаете. Где и зачем ровно, а почему чуть дальше - ямы. Так что на обратном пути в Москву будьте осторожны. А мы тут попробуем справиться. Без футбола в Ярославле нельзя. И в стране тоже.

Дмитрий Егоров, Антон Михашенок. Ярославль



Метки: клуб, сοставе, лига, форвард, чемпионат, спортивный, выступали